Лаборатория космических исследований

Ульяновская секция Поволжского отделения Российской Академии Космонавтики им. К. Э. Циолковского

Ульяновский Государственный Университет
МОСКВА «КОСМОС» – УЛЬЯНОВСК «СПУТНИК»

 Это адреса зашифрованных телеграмм, состоящих только из одних цифр. Ежедневно такие телеграммы поступали из Вычислительного центра «Космос» в адрес Станции визуально-оптических наблюдений искусственных спутников Земли при Ульяновском педагогическом институте.

"СРОЧНО УЛЬЯНОВСК СПУТНИК РАЗНИК=

МСК 705/1/61 МОСКВЫ  705/1/1206 14 14 1623=

СПУ95 07114 96215 12244 04056 12245 34073 НОВЫЙ ОБ,ЕКТ= КОСМОС"

 Телеграммы содержали прогнозируемые координаты спутников в заданные моменты времени. Наблюдения на станции заключались в получении «засечек» ‑ определении моментов прохождения спутника через точки на звездном небе, для которых можно было определить координаты. Ответные телеграммы содержали значения этих параметров, оцененные с точностью, превышающей примерно в 600 раз точность предвычисленных значений.

Все наблюдения проводились с привязкой к сигналам точного времени, передаваемым в эфир специальными станциями, расположенными на различных континентах.

В связи с запуском 4 октября 1957 г. в Советском Союзе первого в истории человечества искусственного спутника Земли Астрономический Совет Академии Наук СССР организовал сеть наблюдательных станций в пятистах пунктах по всему земному шару от Гренландии до Антарктиды. Одной из 88-и советских станций была Ульяновская, которая функционировала на правах научно-исследовательской лаборатории. Подобные станции были организованы при научных учреждениях, университетах и пединститутах, в которых работали специалисты-астрономы.

Результаты визуально-оптических наблюдений поступали одновременно в два адреса: в Вычислительный центр «Космос» и в Институт теоретической астрономии Академии Наук СССР. В Вычислительном центре эти данные использовались для уточнения параметров орбит спутников и повышения точности предвычисления их координат. В Институте теоретической астрономии проводились исследования влияния особенностей фигуры Земли, распределения масс в теле нашей планеты и других факторов на формы орбит искусственных спутников.

Всей работой станции руководил Астрономический Совет АН СССР. Срочно из Москвы нам было доставлено оборудование: телескопические трубки моно- и бинокуляры ТЗК (Трубки зенитные командирские), специальный радиоприемник такого же типа, как устанавливались на флоте, печатающий хронограф, хронометр и другое. Ректорат пединститута выделил помещение и оборудовал наблюдательную площадку. Астросовет назначил меня как преподавателя астрономии начальником станции, систематически присылал инструкции, методические указания, проводил совещания. В ответ мы посылали отчеты о работе. Результаты наблюдений печатались в Бюллетене Астросовета, в котором сопоставлялись результаты наблюдений всех станций и оценивалась точность каждой координаты, полученной наблюдателями.

 Кроме визуально-оптических наблюдений на станции проводилась запись на магнитофонную ленту зашифрованных радиосигналов, подаваемых спутниками в эфир.

Сигналы отличались друг от друга продолжительностью импульсов и пауз между ними, высотой тона и другими параметрами. Параллельно на ленту записывались секундные сигналы с привязкой к точному времени.

Сначала в наушниках улавливался едва слышный звук, когда спутник был еще за тысячи километров от нас. Затем сигнал становился все громче, все увереннее, наконец, на всю лабораторию раздавалось «Бип – бип ‑ … ‑ бип». Когда спутник удалялся, сигнал замирал на низких нотах.

Магнитофонные ленты отсылались в Институт радиотехники и электроники АН СССР, который снабжал нас материалами и инструкциями.

Нельзя сказать, что наша станция была одной из лучших (ведь с кем соревновались!), но все же в наш адрес приходили письма и телеграммы с благодарностями.

Первые наблюдения были проведены 7 августа 1958 года, а уже 21.08.58 г. пришла телеграмма из Астросовета АН СССР (№116-632): «…разрешите поздравить вас с началом работы вашей станции тчк ваши первые наблюдения имеют достаточную точность и используются в вычислительном центре тчк направляем самолетом из ленинграда печатающий хронограф и кварцевый генератор тчк желаем успехов».

В письме №281-123/633 ученый секретарь Института радиотехники и электроники писал: «Благодарим за пленку, присланную с записями сигналов ИСЗ, которая в настоящий момент находится в обработке».

Вот выдержки из статей написанных самими наблюдателями в газете Ульяновского педагогического института «За педагогические кадры».

«Наблюдения проводятся на астрономической площадке за общежитием Пединститута на Старом Венце. Выходим в полушубках с оптическими трубками, фонариками, звездными картами той области неба, где ожидается спутник, и другим оборудованием. Устанавливаем ТЗК по азимуту и высоте, предсказанным в телеграмме из «Космоса».

Ни с чем не сравнить напряженное ожидание, когда глаза внимательно всматриваются в участок неба, где должна появиться маленькая светящаяся точка. «Идёт!» Это слово заставляет всех мобилизоваться. Щелчок телеграфного ключа, второй, третий… Это наблюдатели «засечками» отмечают пролет спутника по орбите. По проводам, проведенным в лабораторию, сигналы впечатываются в ленту хронографа вместе с сигналами точного времени.»

«Хорошо войти с мороза в теплую комнату, снять тяжелый полушубок, согреть озябшие руки. Но наступает заключительный этап работы – обработка наблюдений, ‑ о котором можно сказать одно: точность и еще раз точность. Наконец, результаты наблюдений обработаны, приборы на станции выключены, приходит черед шифрования отчетной телеграммы.

На первый взгляд – это просто числа. В них нельзя выразить ни гордую радость при удачном наблюдении, ни горечь, с которой записывают в журнал «Наблюдали, но не видели», ни настойчивость, с которой студенты поднимаются из теплых постелей в любое время ночи, чтобы идти на мороз и ветер, ни то чувство, из-за которого медлят, не желая уходить с наблюдательной площадки, залюбовавшись звездным небом или загорающейся над Волгой зарей.

Нужно быть наблюдателем, чтобы почувствовать то удовольствие, которое испытывает человек, подводя итог бессонной ночи под неласковым волжским ветром. И все-таки стоит замерзнуть до слез, чтобы почувствовать удовольствие от собственного труда. Снова придет вечер, снова придут на станцию беспокойные люди, которые умеют быть полезными и умеют мечтать».

Монтаж и наладку оборудования выполнил студент, ставший вскоре заместителем начальника станции, Евгений Голобородько, энтузиаст и физик по призванию, который довольно быстро вник в существо дела. С целью увеличения точности наблюдений он сконструировал прибор, получивший одобрение специалистов.

Лучшим наблюдателем в течение всего периода работы станции был непревзойденный «охотник за спутниками» Всеволод Шуплецов. Он и сейчас предвычисляет время пролета спутников над Ульяновском, в том числе и Международной космической станции (МКС).

Большим авторитетом пользовался Ривгат Ахмедулов, который в связи с моим отъездом в аспирантуру в Москву последнее время исполнял обязанности начальника станции, человек надежный и ответственный.

Увлеченно работала лаборант Валя Зибунина. Эта скромная девочка выполнила свыше ста засечек и обучила более тридцати начинающих наблюдателей.

Как хочется назвать всех лаборантов и наблюдателей поименно, но это невозможно, т.к. за пять с половиной лет существования станции в ее работе участвовало более ста студентов. Боюсь кого-нибудь обидеть. Это был замечательный народ: бескорыстный, трудолюбивый, веселый. Многие наблюдатели были награждены почетными грамотами Астросовета. Нелегкое важное и интересное дело сплачивало людей, призывало помогать друг другу. Одни еще учились наблюдать, другие уже оканчивали институт и отправлялись работать, передавать увлеченность космонавтикой своим ученикам.

В шестидесятые годы стали вводиться новые технологии слежения за спутниками, поэтому Астросовет начал сворачивать сеть наблюдательных станций, и в феврале 1964 г. Ульяновская станция наблюдения спутников прекратила работу.

Более полутора тысяч ночей дежурств на высоком волжском берегу, 45 спутников, сначала только советских, а затем и американских, около тысячи засечек ‑ таков итог работы нашей станции за пять с половиной лет ее существования.

Все оборудование станции Астросовет подарил пединституту. Оно использовалось не только при обучении студентов физико-математического факультета, но и для проведения научных наблюдений. Результаты наблюдений публиковались в астрономических изданиях. Было проведено четыре экспедиции для наблюдения полных затмений Солнца (в Башкирию, на Урал, в Казахстан, в Таджикистан).

После закрытия станции Астрономический Совет АН СССР продолжал сотрудничать с Ульяновским пединститутом, на базе которого провел несколько конференций: международную конференцию «Использование оптических наблюдений спутников при исследовании верхней атмосферы Земли», международную конференцию «Поздние стадии эволюции звезд», всесоюзные конференции Совета по подготовке астрономических кадров и Всесоюзного астрономо-геодезического общества при Астросовете.

Космос зовет! Еще бесконечно много предстоит узнать и сделать. На смену идут новые энтузиасты.

Р.М. Разник

Спасибо!

Ульяновская станция наблюдения за первыми космическими спутниками была одной из 88-и советских станций и входила в сеть наблюдательных станций в пятистах пунктах по всему земному шару от Гренландии до Антарктиды.

Этот уникальный материал интересен многим посетителям сайта, поэтому по просьбе, высказанной в телефонном разговоре, выставлен на главную страницу.

Очень интересно! И даже по доброму завидно, что вы наблюдали за первым искусственным спутником Земли. Спасибо, Рахиль Менашевна, за ваши тёплые воспоминания.

Вообще, эта информация очень интересная. Нигде до этого не читал о том, как были организованы наблюдения за спутниками во времена запуска первых спутников. Системы слежения глобальной тогда не существовало, и я даже не задумывался о том, как же уточняли параметры орбит. Так что Рахиль Менашевна представила нам кусок живой истории. Большое спасибо!

Отличный рассказ! Спасибо Вам))

Уважаемая Рахиль Менашевна, спасибо за такую ценную информацию. Только сейчас при сравнении видна разница с современной подачей информационного материала.
Написано так искренне, "человечно", что сразу становится понятна атмосфера того времени. Все самоотверженно работали не ради денег, а за идею.
Спасибо Вам, будем искать энтузиастов вместе.
Особая благодарность Кате и всем,кто помогал представить исторические сведения.